Отказавшись от иллюзии выбора в пользу реализма предопределенно-сти, государство Путина, как назвал его бывший ближайший помощник президента В. Сурков, вывело наше общество на свой, особый путь раз-вития. Отличительными особенностями этого пути стали бедность, ложь и коррупция, а результатом — колоссальное социальное неравенство, гуманитарная и технологическая архаика, деморализация общества и усиливающееся отставание от развитых стран.

Бедность приобрела столь вопиющие масштабы при очевидно огромных богатствах страны, что президент анонсировал тему бедности в качестве центральной темы своего послания Федеральному собранию.
Программу борьбы с бедностью ждали не только 19 миллионов нищих, живущих за чертой бедности, но и не сильно менее бедные десятки мил-лионов граждан, у кого доход чуть выше прожиточного минимума. Ждали ее и предприниматели в надежде на активизацию внутреннего спроса на рынке. Вместо программы, получили несколько видов пособий для семей с детьми, имеющих в большей степени демографическое целевое назна-чение, и предложение записать в Конституции, что МРОТ не может быть ниже прожиточного минимума.
Любые формы финансовой поддержки семей с детьми, безусловно, важ-ны, если только дети не становятся средством для ее получения. Но надеяться на то, что выберется из бедности семья с детьми старше трех лет и зарплатой родителей на уровне МРОТ, при получении обещанных пособий в 5500 рублей, не приходится. Не выберется и через год, когда пособие удвоится. Это несложно проверить элементарными расчетами. А можно даже и не тратить время на расчеты, вспомнив только то, что президент не решился отменить НДФЛ с доходов на уровне прожиточно-го минимума, что уже существенно уменьшает и без того нищенскую сумму МРОТ.
И не только эти семьи ждет такая участь. Важно следующее — озвучен-ное Путиным предложение о записи в Конституции, что МРОТ не может быть ниже прожиточного минимума, ограничивает круг бенефициаров га-рантии не оказаться в абсолютной нищете лишь работающими гражда-нами. В число таковых попадают еще дети до 7 лет, как получатели по-собий. Начиная с младшего подросткового возраста, когда расходы на детей становятся особенно существенными для семей, а психологиче-ский удар по самолюбию подростка от ощущаемого неравенства осо-бенно болезненным, они уже выпадают из рядов облагодетельствован-ных государством.
В число обделенных прожиточным минимумом входят 4,2 млн студентов вузов и 2,9 млн студентов системы среднего профессионального обра-зования. До достижения студентом 18 лет можно считать, что на него как ребенка приходится часть дохода его родителей. Но если государство восемнадцатилетнего гражданина одевает в армейскую форму и ставит под ружье, то и студента должно рассматривать как самостоятельную социально-экономическую единицу, готовящуюся к вступлению в ряды тружеников и налогоплательщиков.
Стипендия на уровне черты бедности могла бы способствовать тому, чтобы студент больше времени посвящал учебе, чем поискам средств пропитания.
Однако, по данным Росстата, вузовская стипендия от установленной черты бедности составляла в 2019 году 12,7%, а у студентов системы среднего профессионального образования лишь 4,6%. Да и получают стипендию далеко не все молодые люди, а только при условии достиже-ния определенных образовательных результатов.
Нет среди получателей прожиточного минимума и безработных, которых, по данным Росстата на декабрь 2019 года, в стране было 3,5 млн чело-век. Минимальный размер пособия по безработице на 1 января 2019 го-да составлял 12,7% от прожиточного минимума.
Особенно цинично, что выплаты неработающим лицам, осуществляю-щим уход за ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет или инвалидом с детства I группы, составляют всего 47,2% от величины прожиточного минимума, уменьшившись с 72,1% в 2013 году.
Список выброшенных за черту бедности значителен. По оценкам экспер-тов, для того чтобы бедные семьи дотянуть до прожиточного минимума, нужно 720–800 млрд рублей в год. При этом профицит бюджета в 2018 году составил 2,7 трлн рублей, в 2019 году — почти 2 трлн рублей. Учи-тывая еще и имеющиеся запасы средств в Фонде национального благо-состояния, снижение налогового бремени и тягот нищеты с беднейших граждан является посильной задачей. К тому же оно компенсировало бы этим слоям потери от выросшего НДС из скудных семейных бюджетов, а для застойной экономики явилось бы определенным социальным инве-стированием в условиях отсутствия очереди инвесторов.
Президент своей предложенной в послании поправкой о МРОТ, кроме того, еще и закрепил прожиточный минимум как инструмент регулирова-ния вопросов благосостояния, хотя многие эксперты критически относят-ся к нему как несовременному, вводившемуся в 90-е годы в качестве временной меры и уже отжившему свое. Методика его расчета критику-ется особенно активно, так как прожиточный минимум фиксирует планку абсолютной бедности (нищеты), а представления о бедности и способах ее измерения существенно усложнились. Европейские страны оценива-ют ее относительно преобладающего стандарта потребления, и это поз-воляет выходить на другой уровень качества жизни и социальной под-держки.
У нас существуют подобные предложения, например, проректор Акаде-мии труда и социальных отношений Александр Сафонов предлагает пе-рейти к расчету МРОТа на базе минимального потребительского бюдже-та, что увеличит МРОТ почти на 50% и приблизит его к реальной стоимо-сти жизни. Но президент намеревается в Конституции закрепить понима-ние бедности как стандарта выживания.
Государство Путина не собирается помочь бедным стать богаче. Посла-ние президента Федеральному собранию показало это очень четко.
Министр финансов А. Силуанов приведенными расчетами стоимости по-слания и планами по выделению средств по 2024 год включительно это подтвердил. Государству Путина без бедности не устоять. Путину бед-ность нужна как инструмент удержания власти, о чем я уже писала в ста-тье «Бедность как государственное преступление».
Именно поэтому в послании бедность представлена не как гуманитарная угроза здоровью и работоспособности гражданина, человеческому до-стоинству, личностному сохранению и национальному самосознанию, и даже не как угроза экономике, а как угроза демографическая. Масштабы ее пагубного влияния сужены сознательно, потому что не только в ру-тинной практике путинизма, но и в данном конкретном случае обращения к народу она использована как средство — ширма для протаскивания в Конституцию важных для самосохранения власти политических измене-ний и приманка для того, чтобы вытащить глубинный народ, названный так идеологом особого пути России, на голосование.
Злокачественные последствия накопления бедности в стране и усиле-ния социального неравенства недооценивать нельзя.
Они опасны не только потерей геоэкономических и геополитических по-зиций, скатыванием на обочину мирового развития, но и накоплением внутренней агрессии.
Ее разрушительная энергия пока выплескивается больше в межличност-ных конфликтах через семейное насилие, драки во дворах, на дорогах и в школах. Но уже множатся и по количеству и по формам локальные со-циальные протесты в регионах, усиливается решительность и настойчи-вость их участников. Все это чревато серьезной дестабилизацией в об-ществе, грозящей приобрести взрывной характер.
Пока глубинный народ не достал привычный для него инструмент — ви-лы, или даже более безобидные пустые кастрюли — всем выступающим за мирный и цивилизованный ход нашей истории гражданам важно настоятельно потребовать от государства, которое содержат на свои налоги, гарантий своих конституционных прав и свобод, введения со-временных социальных стандартов уровня и качества жизни. Именно это нужно закреплять в Конституции.
Новая для Конституции глава «Гарантии прав и свобод человека и граж-данина» может выглядеть так:
1. «Российская Федерация как социальное государство создает условия для достойной жизни и свободного развития человека на основе соци-альных стандартов уровня и качества жизни.
2. Социальный стандарт — установленный законодательством Россий-ской Федерации минимальный уровень гарантий социальных условий жизни, обеспечивающий удовлетворение важнейших потребностей, реа-лизацию прав и свобод, сохранение достоинства человека.
3. Реализация социальных стандартов гарантируется государством пу-тем эффективной работы всех ветвей власти, закрепления за регионами и органами местного самоуправления доходных источников для покры-тия минимально необходимых расходов соответствующих бюджетов, оказания им финансовой помощи из федерального бюджета, разработки социальных, финансовых, экологических и иных нормативов, организа-ции мониторинга и контроля, устранения причин нарушения прав и сво-бод, и иными способами в соответствии с законодательством.
4. Пересмотр социальных стандартов осуществляется в соответствии с законами Российской Федерации не реже одного раза в два года.
5. Индексация заработной платы, пенсий, пособий, социальных выплат осуществляется регулярно в порядке, установленном законом».
При таком подходе иначе будет выглядеть и статья 75 в своей 5-й части, о МРОТе: «5. Минимальный размер оплаты труда в Российской Федера-ции должен обеспечивать достаточные условия для обеспечения до-стойного уровня жизни работника и членов его семьи».
Гарантии прав и свобод могут и в перспективе должны быть усилены из-менениями в формулировках статей второй главы Конституции, для пе-ресмотра которой предусмотрен особый порядок.
Так, статья 31 была бы надежнее в такой формулировке «Граждане Рос-сийской Федерации имеют право собираться мирно без оружия, прово-дить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование в за-явительном порядке».
А статья 33 «Граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления» должна быть дополнена вторым пунктом: «2. Каждый имеет право на объектив-ное, всестороннее и своевременное рассмотрение обращений по суще-ству в порядке, предусмотренном законом».
Статья 40, устанавливающая право на жилище, в пункте 3 крайне нуж-дается в дополнении «3. Малоимущим, иным указанным в законе граж-данам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищ-ных фондов в соответствии с установленными законом нормами в тече-ние не более чем трех лет». Такая поправка не только прекратила бы издевательство над социально незащищенными людьми, десятки лет стоящими в очереди, но и стимулировала бы строительство социального жилья, расселение аварийного фонда и преображение населенных пунк-тов.
Появление подобных поправок к Конституции явно будет воспринято как угроза государством Путина, стремящимся быть долгим, подготовившим для этого пункт Ж.1 к статье 83 (о создании Госсовета), для чего важно народ оставлять жить «в собственной глубине совсем другой жизнью», жизнью бедной и бесправной.
Настала пора глубинному народу включить «план Б» — бедности и бес-правию бой!
Эмилия Слабунова
Депутат Зак.Собрания Республики Карелия
от Партии «ЯБЛОКО»

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.83 (6 голосов)