21 мая со мной, Сергеем Михайловым связался человек, который настоятельно просил не раскрывать его данных и рассказал о том, как обращаются с пациентами республиканского психоневрологического интерната в Акташе. Предлагаю вниманию читателей расшифровку стенограммы этой беседы с купюрами, которые сделаны для того. чтобы источник мог сохранить анонимность. Данный текст уже отправлен в Прокуратуру Республики Алтай.

Источник: - Я хотел бы рассказать вам об одном учреждении, я там [...]. Я хотел бы рассказать вам о том, что там творится. Я хотел жалобу написать, но я не знаю, в какие органы. Это учреждение – психоневрологический интернат. Тот, что в Улаганском районе.

С.М.: - В селе Акташ?

Источник: - Да.

[удалены данные о том, какое отношение источник имеет к интернату и где живёт]

С.М.: - Хорошо. С чем вы столкнулись?

Источник: - Как с обращаются с больными я столкнулся.

С.М.: - Что вас шокировало больше всего? Что вам больше всего запомнилось?

Источник: - Как санитары пьяные ходят на смене, избивают пациентов ни за что.

С.М.: - То есть прямо в [...] при вас они подходили и на пациентов набрасывались?

Источник: - Нет, это уже после того, как они [...], на улице, получается, я это увидел, как санитар подходит и палкой начинает избивать.

С.М.: - У них резиновые палки? Как у полицейских?

Источник: - Не резиновая, просто обычная палка.

С.М.: - А вы не помните, по каким местам бил? По руке, по ноге?

Источник: - В строй поставил, получается, санитар…

С.М.: - Их строят?

Источник: - Да. Они работали, белили забор, больные. И вот санитар говорит: «Построились все!». Хотя они работали. Потом его спросили: «Почему ты их избиваешь?». Он говорит: «А они не работают!». Хотя я-то вижу, что они все нормально делали. И по животу, по лицу... Потом он откуда-то пришёл с палкой…

С.М.: - А палка насколько тяжелая?

Источник: - Деревянная. Просто обычная, деревянная.

С.М.: - Она как от лопаты? А может тоньше? Или толще?

Источник: - Ну, тонкая.

С.М.: - Но по лицу это в любом случае оскорбительно.

Источник: - Потом-то они приходят на [...]. Спрашиваем: «Тебя били? За что били?». А они - нет, нет, не били. Хотя на лице гематомы …

С.М.: - То есть удар палки такой, что остаются синяки? То есть, это не прутик?

Источник: - Нет, не прутик.

С.М.: - А вы не помните, когда был тот эпизод с покраской забора? Когда это было? Неделю, две недели назад?

Источник: - Это, получается... Буквально в прошедшее воскресенье [17 мая 2020 г.].

С.М.: - А сколько там человек забор красило? Примерно?

Источник: - Штук девять их там было.

С.М.: - Человек девять больных... Они старенькие или просто больные?

Источник: - Да нет. Просто больные люди, не старые.

С.М.: - Хорошо. А скольких из них он палкой ударил?

Источник: - Ой, этого не могу сказать…

С.М.: - Более чем одного?

Источник: - Да, конечно.

С.М.: - То есть он построил их, и давай их палкой бить, лупцевать, как бы?

Источник: - Да, кого палкой, кого кулаками… Пинал!

С.М.: - А они стояли, тряслись перед ним, в строю, испуганные?

Источник: - Конечно, они ничего не говорят, у них даже спрашивали: «Нет, нет все нормально». Боялись.

С.М.: - А вот фамилии и имена кого-то из этих больных, которых ударили, вы не помните?

Источник: - Нет.

С.М.: - Вы их лично не знаете?

Источник: - Нет.

С.М.: - А как этого санитара, любителя палкой махаться, зовут, знаете?

Источник: - Фамилию не знаю, но имя Аяс. Родственник директора.

С.М.: - Понятно. У них тут и в городе были безобразия (примечание: ранее республиканский психоневрологический интернат находился в Горно-Алтайске, несколько лет назад был переведён в Акташ, за 300 километров от столицы региона).

Источник: - У них вообще получается семейный бизнес. Получается, директор, а завстоловой её сестра.

С.М.: - А сейчас директор кто там?

Источник: - Яманова Людмила Аилдашевна. И вот получается завстоловой – сестра её. Мать одна, отцы разные. Вот она вообще! Добавки не давать, там санитары еще говорят: хлеб лишний не давать, мы не хотим после них убирать. Недоедают там.

С.М.: - Прямо видно, что пациенты худенькие, да?

Источник: - Да, да.

С.М.: - Жестоко. То есть, мало того, что бьют, еще и голодом истязают... Вы лично видели это в воскресенье. А до этого вы просто видели гематомы и когда спрашивали - почему у тебя синяк…

Источник: - Они говорят - нет, нет, никто их не бил, хотя у человека все гематомы и все, все, все…

С.М.: - Когда вы своими глазами это видели, это был единственный эпизод за [небольшрй период времени], или ещё что-то видели?

Источник: - Просто их вид, то как они одеты…

С.М.: - В это воскресенье вы просто воочию убедились, как это происходит, как у них синяки появляются?

Источник: - Да, да.

С.М.: - Чудовищная, конечно, история. Сейчас мы это дело опубликуем. Знаете, у меня еще такой вопрос. Мы, конечно, можем совершенно ничего не сообщать. Я думаю, этой историей займутся правоохранительные органы. А в правоохранительных органах вы не хотите показания давать, да?

Источник: - Нет, я не хочу, потому что я [...] и мне это не надо…

С.М.: - Всё, хорошо, мы так и напишем, мы сообщим, что им придется самостоятельно разбираться. Им просто все, что нужно сейчас сделать- это снять побои с пациентов.

Источник: - Там, получается, уже побоев нет. Почти неделя-то прошла, уже ничего там не будут.

С.М.: - Так там новые побои будут, если у них такая политика "весёлая".

Источник: - Я-то спрашивал там работников: почему молчите, почему не говорите? Кто-то анонимно, говорят, отправлял, проверка, говорят, была, но никому ничего не сделали. Ни уволили, ни отстранили, все как работали, так и работают.

С.М.: - С одной стороны, видите ли, Акташ – это далековато, с другой стороны - работы там особо нету, думаю, там вполне можно набрать нормальных нянечек, поваров, которые бы не били людей палками.

Источник: - Видите ли, местных не берут, все не местные, кто-то родственник, кто это…

С.М.: - Ну, гадюшник там был еще при женщине, которая подружка Антарадоновой. При ней там еще всякие безобразия были. Спасибо за информацию, мы в конце прямо напишем, что вы показания правоохранительным органам давать не готовы. Судя по тому, что вы рассказали, туда нужно сделать рейд, опросить пациентов и освидетельствовать побои.

Источник: - Работники будут молчать, потому что они не хотят терять работу.

С.М.: - Ну если за них всерьез возьмутся, кто-то проговорится - и всё.

Источник: - Там надо зам. директора, завстоловой и директора. Что директор говорит, то и зам. делает, а сестра-то завстоловой, она-то, конечно, с ней связана. Секретарша тоже родственница, получается.

С.М.: - Это обычная история, закрытое учреждение. Тем более, пока РПНИ был в Горно-Алтайске, там все-таки информация прорывалась, некоторые пациенты выходили, ко мне вот дедушка всё ходил, жаловался. А сейчас, когда они в Акташ уехали, оттуда сильно не поедешь, не пожалуешься.

Источник: - Это вообще нехорошо. Они же тоже люди. Больные, ну и что?

С.М.: - Не, ну то что палкой – это гестапо.

Источник: - И когда у него спросили, он тогда на смене пьяный был, спросили: а почему ты их бьёшь?». Он: «Мне разрешили». Разрешили бить человека, вот. С перегаром приходит. Со смены снимают, а пьяного оставили на смене.

С.М.: - А вот этот вот Аяс - родственник директора?

Источник: - Да, он, получается, санитар.

С.М.: - Ну дело в том, что, когда он бьет, он же остальным санитарам пример показывает. Понятно, что пациенты там тяжелые. Нам рассказывали про психушку нашу, что кирпич в валенок и этим валенком по голове людей….

Источник: - Всякие там слухи были, я спрашивала: «Что не пишете об этом?». Никто не хочет.

С.М.: - Но здесь не слух, вы своими глазами видели, как он построил их?

Источник: - Да, да. Для меня это, конечно, шок был.

[удалены подробности, которые могут раскрыть личность источника]

Источник: -- Вот санитара этого спросили: «За что ты их бьешь? Они же работают нормально». А он: «Мне разрешили, мне можно». А потом, когда эти больные прошли покушать на полдник, их спросили: Тебя били? За что били? Нет, нет, меня не били.

С.М.: - Это понятно. Их там учат - не дай Бог, проговоришься… Это известная история.

Источник: - Внешний вид у них тоже ужасный. Вещи порваны все…

С.М.: - Попросту говоря, у них алиментарная дистрофия, попросту говоря, они недокормленны.

Источник: - Да, да.

С.М.: - Спасибо за информацию. Я на этом телефоне (8-800-700-8739), если что, звоните. Мы то, что вы сказали сейчас, расшифруем, вас, естественно, мы выдавать не будем и прямо в конце напишем, что вы даете понять, что показания правоохранительным органам сами давать не будете. И, наверное, перед тем, как это публиковать, я прямо просто дежурному прокурору позвоню и все это зачитаю, то, что вы рассказали (примечание: когда я закончил редактирование данного текста, было уже 5.30 утра, поэтому я отправил данный текст через форму для обращений в аппарат Прокуратуры Республики Алтай).

Источник: - Анонимность гарантируете?

С.М.: - Да,. В соответствии со статьей 41 Закона "О СМИ" мы обязаны сохранять анонимность в таких ситуациях. Спасибо.

Источник: - Хорошо, спасибо, до свидания.

Беседовал Сергей Михайлов

P.S. На днях МВД по Республике Алтай опубликовало видеоролик, как полицейские лихо "уложили мордой в пол" бутлегеров местного розлива, которые взялись тайком лить алкогольные коктейли из непищевого спирта. А гестаповцев из РПНИ слабо так?

P.P.S. Госпожа Яманова, кстати, депутат Акташского сельского совета, член фракции "Единая Россия". То есть, для возбуждения уголовного дела против неё нужна санкция руководителя СК  по Республике Алтай.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.70 (10 голосов)